Новости Могилева Mycity.by: могилевский портал

Сегодня: 15 ноября 2018 г.


09.11.2007, 15:46

Могилевские губернаторы

№ 48(1350)

Историю делают личности. С данным утверждением как-то трудно не согласиться. Вспомните, в конце концов, Наполеона, Петра I, Григория Распутина, Сталина, Ленина… Впрочем, история Беларуси и, в частности, история Могилевщины тоже хранит множество великих и славных имен. Некоторые из них хорошо знакомы широкой общественности, а вот отдельные несправедливо преданы забвению.

Сегодняшняя Могилевщина впечатляет многих — и местных жителей, и иноземных гостей. И сам город, и его окрестности стали свидетелями и непосредственными участниками множества значимых исторических событий. Конечно, такой, какая она есть сейчас, Могилевщина стала не сразу, она прошла долгий и очень непростой путь в своем становлении и развитии, и значительную, если не первостепенную, роль в этом сыграли отдельные личности. И личности эти, несомненно, заслуживают того, чтобы о них знали потомки.

Данной статьей газета «Вечерний Могилев» открывает цикл публикаций, посвященный могилевским губернаторам, председателям облисполкома — людям, которые в разное время управляли нашим краем, которые по мере сил и возможностей старались сделать его лучше и красивее. Справедливости ради заметим, «готовых» источников (монографий, учебников и пр.) по данной теме на сегодняшний день нет. Информация имеется лишь в исторических документах, родословных книгах, словарях, мемуарной и прочей литературе, а потому материалы, опубликованные в нашей газете, наверняка для многих станут своеобразным пособием в изучении истории города. Наконец, не можем не сообщить о человеке, оказавшем колоссальное содействие в подготовке данных материалов. Краевед Михаил Владимирович ШИМУКЕНУС в течение нескольких лет изучал обозначенную тему, он же предоставил редакции написанный им, нигде ранее не публиковавшийся краткий биографический очерк о людях, стоявших во главе нашего края в период с 1772 по 1917 гг.

Считаем вполне логичным, предваряя повествование о деятельности той или иной исторической личности, опубликовать список могилевских губернаторов и руководителей облисполкома с момента создания Могилевской губернии и по сегодняшний день.

Михаил Васильевич Каховский (1772—1777),
Петр Богданович Пассек (1778—1780(81),
Василий Васильевич Каховский (1780),
Николай Богданович Энгельгардт (1782—1790),
Сергей Кузьмич (в некоторых источниках — Козьмич) Вязьмитинов (1777 (?), 1790),
Герасим Иванович Черемисинов (1790—1793, 1794—1796),
Федор Богданович Энгельгардт (1793).

В 1796 году Могилевская губерния была упразднена и возобновлена вновь спустя шесть лет в 1802 году.

Семен Семенович Жегулин (1802—1803),
Михаил Михайлович Бакунин (1803—1808),
Петр Иванович Фон-Берг (1808—1811),
Дмитрий Александрович Толстой (1811—1818),
Федор Иванович Меллер-Закомельский (1819—1822),
Иван Данилович Вельсовский (1822—1825),
Иван Федорович Максимов (1825—1828),
Михаил Николаевич Муравьев (1828—1831),
Егор Ильич Бажанов (1832—1837),
Иван Максимович Васильевич Марков (1837—1839),
Сергей Петрович Энгельгардт (1839—1844),
Петр Павлович Протейкинский (исполняющий обязанности, вице-губернатор с 2.03.1844 по 10.04.1845),
Михаил Михайлович Гамалея (1845—1854),
Николай Александрович Скалон (1854—1857),
Александр Петрович Беклемишев (1857—1868),
Павел Никанорович Шелгунов (1868—1870),
Василий Дмитриевич Дунин-Барковский (1870—1872),
Александр Станиславович Дембовецкий (1872—1893),
Дмитрий Николаевич Мартынов (1893),
Николай Алексеевич Зиновьев (1893—1901),
Михаил Константинович Семякин (1901—1902),
Николай Михайлович Клинкенберг (1902—1905),
Дмитрий Федорович фон-Багман (1905—1908),
Карл Станиславович Нолькен (1908—1910),
Александр Иванович Пильц (1910—1916),
Дмитрий Георгиевич Явленский (1916—1917).

Председатели Могилевского облисполкома:

Иван Федорович Терехов (1939—07.1941),
Иосиф Митрофанович Кардович (01.1944—1951),
Яким Александрович Жилянин (1951—1961),
Петр Адамович Ливицкий (1961—1963),
Глеб Александрович Криулин (сельск.) (1963—1965),
Михаил Федорович Заворотный (пром.) (1963—1965),
Василий Константинович Луцкин (1965—1974),
Виталий Викторович Прищепчик (1974),
Анатолий Васильевич Маслаков (1974—1985),
Алексей Александрович Янович (1985—1987),
Александр Трофимович Кичкайло (1987—1989),
Николай Федорович Гринев (1989—1994),
Александр Николаевич Куличков (1994—1999),
Михаил Владимирович Дражин (1999—2000),
Борис Васильевич Батура (с 2000 г.).


№  50(1352)

Датой создания Могилевской губернии можно считать далекий 1772 год, причем произошло это знаменательное в истории событие по итогам первого раздела Речи Посполитой согласно указу Екатерины II от 28 мая 1772 года. Земли, присоединенные к России, и составили белорусское генерал-губернаторство, которое разделилось на две губернии — Могилевскую и Псковскую (с 1776 года — Полоцкую). При этом само белорусское генерал-губернаторство возглавлял Захар Григорьевич Чернышев, а во главе Могилевской губернии был поставлен Михаил Васильевич Каховский.

До столь ответственной службы Каховский отличился в делах военных, даже был руководителем русских войск в Польше, участвовал в боях с католиками-конфедератами. На должность губернатора Михаил Васильевич был назначен в 1772 году. И хоть, по свидетельствам современников, был он человеком честным, скромным и добрым, находящимся в почете у Екатерины II, служба его не была легкой и безоблачной. Дело в том, что уж весьма часто конфликтовал Каховский с лицом начальствующим — Захаром Григорьевичем Чернышевым, обижался и протестовал против неуважения к своей особе. Между тем, к безоговорочной власти могилевский губернатор не стремился: есть сведения, что он не раз просил Екатерину II об отставке. Просьба его была удовлетворена лишь спустя шесть лет после вступления в должность — в 1778 году. Впрочем, существует мнение, что истинной причиной отставки Каховского явились его, мягко говоря, напряженные отношения с местной шляхтой. По крайней мере, за год до его отставки на имя императрицы была подана жалоба на губернатора с довольно весомыми обвинениями. Опять же истории известен и такой факт: якобы еще до официальной отставки Каховского некоторое время его функции выполнял Сергей Кузьмич (в отдельных источниках — Козьмич) Вязьмитинов, которому, к слову, через несколько лет судьба предоставит возможность стоять во главе нашего края, правда, опять же совсем непродолжительное время.

Между тем, отставка Каховского стала поводом избрать нового губернатора. Надо заметить, что в конце 18 века Могилевская губерния имела высокий статус, Могилев же считался столицей Северо-Западного края. А потому должность здешнего губернатора считалась престижной, следовательно, претендовать на нее мог лишь известный в придворных кругах человек. И неудивительно, что данное назначение делала сама императрица. Она-то и посчитала достойным занимать эту должность Петра Богдановича Пассека. Впрочем, у Екатерины II с этим человеком были свои счеты: когда Пассек еще был капитаном лейб-гвардии Преображенского полка, он способствовал воцарению императрицы. Так что он вполне мог рассчитывать на то, что былые заслуги будут ему зачтены.

Однако практически во всех сохранившихся до наших дней источниках-свидетелях тех времен Пассек характеризуется ну очень отрицательно. Вот одна из наиболее мягких характеристик, оставленная неизвестным французским путешественником: «…взгляд у него (Пассека — Авт.) гордый, и покуда он не заговорит, по выражению лица можно думать, что он умен». Описания другого «летописца тех времен» Гавриилы Добрынина куда более откровенны: дескать, интересы губернатора ограничиваются «лишь картами, любовницей, побочным сыном и титулом губернским». Ленивый, развратный, корыстолюбивый, тщеславный — это все о нем, о Пассеке. К тому же имя данного человека частенько фигурировало в судебных делах. Он имел невыплаченные огромные долги, ради наживы не брезговал ничем. Есть свидетельства, что обманным путем завладел имуществом своего племянника, опекуном которого он был; незаконно завладел бриллиантами, конфискованными на Толочинской таможне у княгини Моргании (Радзивилл), и пр. К слову, несмотря на свои «связи» (как-никак сама императрица его назначила губернатором), Пассек нередко получал выговоры и взыскания от непосредственного начальства — Захара Григорьевича Чернышева. Однако на посту Пассек продержался довольно долго: с 1778 по 1781 служил могилевским губернатором, а после отъезда Чернышева в Москву с 1782 по 1796 гг. — белорусским генерал-губернатором.

Согласно некоторым данным, в 1780 году некоторое время нашим краем управлял брат первого могилевского губернатора Василий Васильевич Каховский. С одной стороны, это кажется невозможным (а как же Пассек?). Однако если учесть тот факт, что Чернышев, решая вопрос о своей отставке, на какое-то время отбыл в столицу, а замещал его как раз таки Пассек, то ситуация предстает вполне реальной. Тем более, если все происходило на неофициальном уровне. Как замечает могилевский краевед Михаил Владимирович Шимукенус, в таких случаях вполне справедлив принцип: все, что нельзя доказать и нельзя опровергнуть, имеет право на существование.


№ 52(1354)

Итак, после ленивого и тщеславного Пассека, все интересы которого, как помним, ограничивались «картами, любовницей, побочным сыном и титулом губернским», во глава Могилевского края был поставлен вице-губернатор Николай Богданович Энгельгардт. Надо заметить, свою миссию он выполнял 8 лет. Однако современники деятельность Энгельгардта оценивали противоречиво. Так, сын губернатора Лев Николаевич Энгельгардт в своих записках оценивает роль папеньки в переустройстве Могилевской губернии ну очень высоко. В частности, замечает, что сама Екатерина лично знала нашего губернатора и ставила его в пример, другим чиновникам. А вот один, из тогдашних «летописцев» Гавриила Добрынин, служивший в Могилеве на разных должностях, в том числе и губернским секретарем, о Николае Богдановиче отзывается следующим образом: «Муж ростом высокородный, собою видной, здоровой брюнет, любящий до безумия собственную пользу; труду и должности, в которой определен, «непримиримый враг». Что ж тут скажешь? За давностью лет трудно разобраться, что за человек был этот Энгельгардт, однако, как уже говорилось выше, на посту могилевского губернатора он пробыл 8 лет, в отставку ушел по причине болезни в марте 1790 года. Более того, за особые заслуги императрица жаловала ему в аренду староство Мстиславское.

А тем временем на смену Энгельгардту пришел… его родственник, а именно — зять Сергей Кузьмич (в некоторых источниках его отчество несколько видоизменено — Козьмич) Вязьмитинов. Однако назначение это было временным, в должности губернатора он пробыл всего несколько месяцев. Как мы уже писали в прошлом номере, есть мнения, что Вязьмитинов губернаторствовал на Могилевщине и в 1777 году. То, что данный человек был правителем нашего края столь непродолжительное время, отнюдь не указывает на его «недостойность» занимаемой должности. Наоборот, Вязьмитинов был птицей высокого полета. В разные годы он участвовал в сражениях и даже возглавлял воинские полки и корпуса, был военным губернатором в Оренбурге, Каменец-Подольске, Малороссии, комендантом петербургской крепости и пр. Кроме того, он был человеком начитанным, театралом, даже сам пробовал силы в литературе. Кстати, есть сведения, что его единственное сочинение — опера «Новое семейство» — впервые было показано наследнику Павлу Петровичу при проезде его с женой в 1781 году через Могилев. Премьера состоялась в имении генерал-губернатора Могилевской и Псковской губерний Захара Григорьевича Чернышева (об этом человеке мы писали выше). Позже пьеса ставилась несколько сезонов в Москве, Петербурге, провинциях. А причина назначения Вязьмитинова могилевским губернатором, скорее всего, была до обидного банальной — Сергею Кузьмичу просто требовалось на некоторое время перевести дух, найти службу поспокойнее после ранения в русско-турецкой войне. Впрочем, говорить о том, что этот человек был далек от знания края, которым, пусть и недолго, но управлял, тоже несправедливо — как-никак он долгое время служил при Чернышеве, в том числе 6 лет — генерал-адъютантом. К слову, за учреждение белорусских губерний Вязьмитинову было пожаловано 800 душ. Последующие годы этого человека, были ознаменованы сплошь высокими должностями и постами: он был членом Государственного Совета, первым в России министром военно-сухопутных сил, генерал-губернатором Петербурга. А в 1818 году получил титул графа. Что уж тут скажешь! Поистине достойных людей знавала земля могилевская!


№ 54(1356)

90-е годы XVIII века в могилевской истории — едва ли не самые запутанные в определении губернаторов. И хоть сохранилось довольно много сведений о том периоде времени, но все они полны противоречий. Так, из авторитетных источников известно, что в 1790 году после краткосрочного пребывания в чине губернатора Сергея Кузьмича Вязьмитинова во главе нашего края был поставлен Герасим Иванович Черемесинов. Он управлял краем 6 лет и был уволен с должности в 1796 году. Между тем, другие не менее авторитетные источники свидетельствуют, что в обозначенный период Черемесинов занимался совсем иной деятельностью: начал карьеру в армии, дослужился до полковника. Впрочем, еще до 90-х годов Герасим Иванович, что называется, отметил свое присутствие на Могилевщине: он был директором камерных дел Могилевской камерной экспедиции, директором экономии могилевской казенной палаты и даже вице-губернатором. Что же касается характеристики его как человека, то мемуарист Добрынин в своих отзывах был крайне язвителен: «Молчаливый до бессловесности, упрямый до бесконечности и ни в чем не сведущий».

Как мы уже писали, наблюдается чрезвычайная путаница в определении губернаторов тех лет. Так, в родословных книгах Власьева есть упоминание, что в 1793 году губернатором Могилева был Федор Богданович Энгельгардт — брат Николая Богдановича Энгельгардта, о котором мы писали в прошлом номере. Причем упоминает данный факт лишь один-единственный, названный выше источник. Однако краевед Михаил Владимирович Шимукенус склонен полагать, что Федор Богданович вполне мог недолгое время стоять во главе края. Для этого есть как минимум два объяснения: во-первых, ему мог составить протекцию брат либо Сергей Кузьмич Вязьмитинов (как помним, он состоял с Энгельгардтами в родстве), во-вторых, в ряде изданий дата губернаторства Черемесинова часто разделяется на два периода — 1790—1793 и 1794—1796.

Впрочем, и далее ясности немного. Так, споры вызывает и определение даты губернаторства Семена Семеновича Жегулина. Известно, что этот человек работал чиновником в аппарате белорусского генерал-губернаторства в 90-е годы XVIII века. В мемуарной и исторической литературе упоминаются даты, когда он управлял могилевским краем, — 1794—1796 (опять парадокс?) и 1802—1803. Как раз таки последняя дата выглядит наиболее правдоподобной, так как в 1796 году Могилевская и Полоцкая губернии были упразднены, а вместо них создана Белорусская губерния. Между прочим, Жегулин был первым руководителем этой губернии в 1796—1797 годах.

Сменил Семена Семеновича на посту Михаил Михайлович Бакунин. Он, как и абсолютное большинство руководителей подобного уровня, имел за плечами целый ряд заслуг: прошел военную службу, отличился в Польше во время конфедерации. Должность могилевского губернатора Бакунин занимал с 1803 по 1808 годы, и это время стало для него своеобразной стартовой площадкой для дальнейшего продвижения. В 1807 году Михаил Михайлович получил чин тайного советника, а спустя год стал губернатором Санкт-Петербурга. К слову, большинство упоминаний имени Бакунина в литературе относится именно к этой его должности.

В Могилеве между тем губернаторствовать начал действительный статский советник Петр Иванович Фон-Берг. Сохранились сведения, что именно в годы, когда данный человек был у власти, большое внимание уделялось статистическому изучению губернии: составлялись отчеты о состоянии промышленных предприятий, алфавитные табели землевладельцев по уездам, а в последний год правления фон Берга (1811) были изданы так называемые ревизские сказки по всем уездам Могилевской губернии.


№ 56(1358)

В тяжкое время войны с Наполеоном управлять нашим краем был призван граф Дмитрий Александрович Толстой, который на должность губернатора был назначен в 1811 году. Происходил Дмитрий Александрович из знатного дворянского рода. Род этот владел знаменитым «грудиновским» имением, о величии которого пока еще можно судить по сохранившимся до наших дней остаткам. Увы, но дворцовопарковый ансамбль потихоньку умирает… Могилевский губернатор был внуком того Толстого, который и дал жизнь «грудиновскому» имению. Между тем, известность в литературе Дмитрий Александрович получил в связи с событиями войны 1812 года. Когда 7 июля 1812 года могилевский губернатор граф Толстой узнал о приближении французской армии, он и не думал покидать город. Остался до прихода врага, чтобы предотвратить беспорядки и организовать оборону. В отдельных источниках есть сведения, что Дмитрий Александрович Толстой, узнав о подступах врага к городу, послал всего несколько десятков человек внутренней стражи навстречу неприятелю. Стражники дошли до первых французских пикетов, взяли в плен француза и от него получили дополнительные сведения. На следующий день воины внутренней стражи храбро встретили вражеские разъезды. В 1818 году Толстого не стало, однако до этого времени он пребывал в должности губернатора и даже получил чин тайного советника.

В 1819 году в губернскую должность вступил барон Федор Иванович Меллер-Закомельский, который ко всему прочему имел чин действительного статского советника. Нашим краем Федор Иванович управлял до 1822 года. Увы, но сведений об этом человеке почти не сохранилось, впрочем, как и о его последователе — также действительном статском советнике Иване Федоровиче Максимове, который губернаторствовал с 1822 по 1825 год.

Муравьев
М.Н. Муравьев
Зато куда больше известно о следующем могилевском губернаторе, также имевшем чин действительного статского советника, Михаиле Николаевиче Муравьеве. Он пришел на должность в 1828 году. А до этого был славен тем, что в 1810 являлся организатором Московского общества математиков, впоследствии превратившегося в училище колонновожатых. В конце 1811 поступил на военную службу, во время Бородинского сражения был ранен. Несколько лет спустя примкнул к декабристам, правда, «откреститься» от этой своей деятельности. Однако в 1825 был арестован и подвергнут допросам. И все же Муравьев смог оправдаться, более того, ему даже удалось заслужить доверие Николая I и продолжить службу в Министерстве внутренних дел, стремительно сделать карьеру. К слову, губернаторство в Могилеве стало для этого человека лишь очередной ступенькой для карьерного роста. Впрочем, благодаря Муравьеву мы, сегодняшние могилевчане, имеем возможность отдыхать в так называемом театральном сквере. Его основал как раз таки могилевский губернатор на месте городских оборонительных сооружений. Раньше название сквера говорило само за себя — Муравьевский. А в 1888 году на территории сквера было построено здание театра.

Однако в истории (не только белорусской, но и российской) Муравьев предстает как довольно суровый чиновник. Он беспощадно подавлял польское восстание 1830—1831 годов, а на вопрос, не родственник ли он повешенному С.И. Муравьеву-Апостолу, когда-то отвечал: «Я не из тех Муравьевых, которые были повешены, а из тех, которые вешают». Позже со знанием дела подавлял восстания в Беларуси и Литве в 1863, получив за это от царя титул графа, а в обществе — прозвище «вешатель».

Во время губернаторства в Могилеве Муравьев вел активную «внешнюю» политику: так, в 1830 году представил императору Николаю I записку о необходимости преобразования учебных заведений в Западном крае, немедленного введения в них русского языка и устранения латинского духовенства от участия в образовании и воспитании юношества; в 1831 г. он настаивал на закрытии Виленского университета как рассадника мятежа. Уже будучи далеко не молодым человеком, во время следственной комиссии Муравьев как-то произнес фразу, охарактеризовавшую его сполна: «Я стар, но или лягу костьми своими, или дойду до самого корня зла». Между тем, несмотря на деспотичность и крутой нрав, многие исследователи склонны считать Муравьева думающим чиновником и талантливым организатором.


№ 58(1360)

Увы, но сведения о многих могилевских губернаторах очень и очень скудны. Например, нашим современникам практически ничего не известно о деятельности таких людей, как Егор Ильич Бажанов — действительный статский советник, управлявший нашим краем с 1832 по 1837 годы, или Иван Максимович Васильевич Марков — он также был действительным статским советником, а годы его правления — 1837—1839. Его преемник Сергей Петрович Энгельгардт (фамилия эта уже не в первый раз встречается в наших публикациях) до того, как стать могилевским губернатором в 1839 году, служил как на военной, так и на гражданской службе.

Нашим краем Сергей Петрович управлял около пяти лет — до 1844 года, затем его на посту сменил Петр Павлович Протейкинский. Но справедливости ради стоит отметить, что Протейкинский, являясь надворным советником, лишь исполнял губернаторские обязанности, причем весьма недолго — около года. Уже в 1845 году во главе нашего края стал действительный статский советник Михаил Михайлович Гамалея. Вот уж где была целеустремленная личность! Судите сами, на военной службе Гамалея дослужился до подполковника, на гражданском поприще достиг чина тайного советника, являлся членом Совета МВД. Впрочем, пребывая в должности могилевского губернатора, Михаил Михайлович также имел авторитет довольно щепетильного и ответственного чиновника. Около девяти лет Гамалея стоял во главе нашего края, его отставка имела место в 1854 году. После чего три года на губернаторской должности пребывал Николай Александрович Скалон. Подобная деятельность была для него не новой — в свое время Скалон был архангельским (1846 г.) и черниговским (1849 г.) вице-губернатором, до этого служил в армии и военных штабах. Возможно, Николай Александрович правил бы нашим краем и более продолжительное время, но жизнь его оборвалась 2 ноября 1857 года.

Беклемишев
А.П. Беклемишев
Однако следующий могилевский губернатор отличился тем, что оставил весьма заметный след в истории Могилевщины. Александр Петрович Беклемишев в свое время окончил императорский Царскосельский лицей, занимал различные должности на гражданской службе в Прибалтике. А в 1852 году ему даже довелось служить курляндским вице-губернатором. Руководить нашим краем Александр Петрович был поставлен в 1857 году, и он практически сразу же занялся тем, что продолжил начинания Муравьева по благоустройству губернского города. Имя Беклемишева даже носил сквер в форме правильного круга, устроенный на губернаторской площади. По инициативе этого человека в 1866 году началось строительство Крестовоздвиженской церкви. Именно при Александре Петровиче в 1867 году в Могилеве был открыт музей. Интересный факт: после смерти Беклемишева в 1877 году его тело было предано земле неподалеку от Могилева — в д. Княжицы.

С 1868 по 1870 год в должности могилевского губернатора состоял Павел Никанорович Шелгунов. Личность этого человека в истории Беларуси примечательна тем, что он одним из последних общался с известным многим из нас еще по школьным учебникам Кастусем Калиновским — героем национально-освободительного движения на территории Литвы и Беларуси. Однако об этом чуть позже. Родился же Павел Никанорович в дворянской семье, окончил дворянское училище. К 1863 году Шелгунов был полковником, в этом же году возглавил Особую следственную комиссию по политическим делам. Что касается личностных качеств Павла Никаноровича, то М.В. Шимукенус в своем очерке пишет, что Шелгунов «отличался интеллигентностью, лояльностью к повстанцам». Современник событий 1863 года Л. Масолов отмечал, что будущий могилевский губернатор «отличался терпением, устойчивостью в занятиях и проницательностью, детально работал в конце 1863 года над раскрытием организации». Начальник особой канцелярии виленского генерал-губернатора И. Никотин называет Павла Никаноровича «стойким по своим убеждениям». Впрочем, известно, что следствие по делу Калиновского Шелгунов закончил всего за месяц, после чего быстро пошел на повышение: получил генеральские погоны и был назначен минским губернатором — сначала военным, а потом гражданским. Как уже указывалось выше, в 1868 году аналогичную должность он занял и на Могилевщине.

Следующим за ним губернатором стал действительный статский советник Василий Дмитриевич Дунин-Барковский (годы его правления — 1870—1872). Он в свое время окончил Царскосельский лицей, служил чиновником в различных учреждениях Черниговской губернии. Как отмечает краевед М.В. Шимукенус, назначение Дунина-Барковского на столь ответственную должность вызывает определенное удивление, ведь на Черниговщине тот занимал в основном второстепенные посты — например, был попечителем богоугодных заведений.


№ 62(1364)

Дембовецкий
А.С. Дембовецкий
На должность губернатора нашего края Александр Станиславович Дембовецкий заступил в 32 года — 30 марта 1872 г. За 12 лет до этого он окончил Киевский университет и поступил на службу в Министерство внутренних дел. Затем служил в разных должностях в прибалтийских губерниях, 6 лет состоял чиновником в отделении собственной Его Императорского Величества канцелярии. Когда в 1872 году он получил назначение могилевским губернатором, Александр III напутствовал его следующим образом: «Могилевская губерния уже давно находится в расстроенном состоянии. Сделай все возможное для восстановления ее сил». Действительно, в тот период у города были большие долги, и Дембовецкий принял волевое решение — все долги надо выплатить. Отчасти этому должно было способствовать усиление дисциплины и ответственности чиновников, экономия в расходах губернаторского аппарата. Уделял Александр Станиславович огромное внимание вопросам улучшения хозяйственной жизни края, развитию культуры. Так, при нем был построен театр, здание женской гимназии, реального и епархиального училищ, открыта фельдшерская школа, большое внимание уделялось возведению жилья, разработан план благоустройства города. Известно, что театр возводился на народные деньги, и когда их не хватало, Дембовецкий изыскивал разные возможности, чтобы строительство не остановилось. Например, в Могилевском музее этнографии сохранилась копия письма губернатора помещику Храповицкому, которого Александр Станиславович просит оказать помощь в деле возведения театра. Вполне возможно, что подобные письма он рассылал и другим адресатам. При Дембовецком в 1872 году в Могилеве на городском валу был разбит сад, получивший имя губернатора — сад Дембовецкого, построены водопровод и фонтан, расширялись улицы и т. д. В 80-х гг. XIX века он ратовал за проведение через Могилев железной дороги. К слову, дорога появилась-таки в нашем городе, но уже не во время правления Александра Станиславовича: в тот период желание губернатора не осуществилось из-за экономического кризиса в России. И все же к концу 1880-х — началу 1890-х годов Могилевская губерния существенно преобразилась, стала одной из процветающих и прогрессивных в Российской империи.

Помимо всего прочего, Дембовецкий возглавлял могилевский статистический комитет, под его руководством и редакцией был составлен и издан уникальный труд — «Опыт описания Могилевской губернии в трех книгах в историческом, физико-географическом, этнографическом, промышленном, сельскохозяйственном, лесном, учебном, медицинском и статистическом отношениях с двумя картами губернии и 17 резанными на дереве гравюрами видов и типов». Такого полного описания края не имела ни одна российская губерния. К слову, в Могилевском музее этнографии хранится экземпляр «Опыта описания Могилевской губернии…» с личным автографом Александра Станиславовича — посвящением одному из авторов труда — в то время начальнику женской гимназии К.Н. Кравченко. Всего же над трехтомником работало около 30-ти специалистов различных научных направлений. Также Дембовецкий являлся организатором археологических экспедиций по Могилевщине и выставок находок археологов в Могилеве и Вильно, содействовал изданию различных научных трудов.

В 1893 году Александр Станиславович вынужден был оставить службу на посту губернатора нашего края, так как его ожидало новое повышение по службе — он был назначен сенатором и покинул Могилев. Уже пребывая в должности сенатора высшего органа государственного управления, в 1894 году Дембовецкий получил звание почетного гражданина Могилева — об этом перед императором ходатайствовала могилевская городская дума. Вообще же, наград у Александра Станиславовича было немало, в том числе и одна из самых почетных в Российской империи — орден Белого Орла.

Конечно же, личность такого человека, как Дембовецкий впоследствии была окутана множеством преданий и тайн. До сих пор ходят споры о месте захоронения Александра Станиславовича (в качестве одной из версий рассматривается даже известный курорт Баден-Баден). Но, пожалуй, самый интригующий домысел — о том, что Дембовецкий якобы внебрачный сын царя Александра II. Мол, его специально «сослали» на периферию, дабы не напоминал о вольностях и утехах государя. Тем более, очень заметно внешнее сходство могилевского губернатора и царя. Однако каких бы то ни было авторитетных подтверждений данному факту у исследователей, увы, нет. Тем не менее, Александр Станиславович Дембовецкий своими деяниями, вне всяких сомнений, заслужил долгую память о себе.


№ 64(1366)

После Александра Станиславовича на губернаторскую должность заступил действительный статский советник Дмитрий Николаевич Мартынов. Правда, его служба в этом качестве была совсем уж короткой — всего несколько месяцев в 1893 году. Однако это отнюдь не умаляет деловых качеств данного человека, ведь впоследствии он занимал должности екатеринославского и варшавского губернаторов, состоял сенатором во втором департаменте Сената.

Зиновьев
Н.А. Зиновьев
В 1893 году во главе нашего края был поставлен Николай Алексеевич Зиновьев. В свое время этот человек получил образование межевого инженера, участвовал в нескольких научных экспедициях. В 1864 году перешел на службу в Северо-Западный край, был членом различных комиссий по крестьянскому вопросу и даже руководил северо-западным отделом императорского географического общества. Будучи могилевским губернатором, Николай Алексеевич в своей деятельности также уделял много внимания научному изучению губернии, способствовал изданию «Могилевской старины», поддерживал Романова, Фурсова и других исследователей. В конце 90-х годов позапрошлого столетия на Могилевщине даже устраивались сельскохозяйственные выставки, самая знаменитая из них — 1896 года.

Еще одна важная и много говорящая о могилевском губернаторе деталь: Николай Алексеевич Зиновьев активно боролся с пьянством. Так, им были изданы специальные циркуляры, требовавшие от полиции решительных действий по отношению к пьяницам. Он же явился инициатором обязательного постановления Городской думы «О местах, в коих публичное распитие вина воспрещается». Среди таких мест значились улицы, площади (кроме базарных), городские сады и скверы, бульвары и дворы, а также (внимание!) кладбища. Надо заметить, что с нарушителей взыскивали сурово. Впрочем, могилевский губернатор интересовался не только взысканиями и наказаниями, он просил сообщать в полицейских рапортах и о положительных примерах, его интересовали «подвиги человеколюбия, дела благотворительные, пожертвования». При Зиновьеве, между тем, благотворительная работа проводилась весьма активно, создавались различные общества и приюты, была открыта Александрийская община сестер милосердия.

Как и его славный предшественник А.С. Дембовецкий, Зиновьев ходатайствовал о проведении по территории нашей губернии железной дороги, и в 1900-ом году такие работы начались. Правда, завершились они уже при другом губернаторе, а Николай Алексеевич оставил пост могилевского губернатора в 1901 году и закончил карьеру в нашем городе. Этого человека ждал Санкт-Петербург — там Зиновьев служил сначала в Министерстве внутренних дел, а потом и вовсе в Государственном Совете.

Сменил же Николая Алексеевича на посту генерал-майор Михаил Константинович Семякин. В свое время он окончил Пажеский корпус, служил в армии. Только, увы, проявить себя в качестве могилевского губернатора этот человек не смог. Дело в том, что уже на следующий год после заступления на должность Михаил Алексеевич скоропостижно скончался, случилось это 17 мая 1902 года.


№ 66(1368)

Клинкенберг
Н.М. Клинкенберг
В непростое революционное время три года — с 1902 по 1905 — нашим краем управлял Николай Михайлович Клинкенберг. До того как занять губернаторский пост, он окончил Санкт-Петербургский университет, получил степень кандидата права. В 1876—1879 годах состоял на прокурорских должностях в Могилевской губернии, затем служил в Прибалтийских губерниях.

Нельзя сказать, что служба Николая Михайловича в качестве губернатора нашего края была легкой и безоблачной. Впрочем, здесь нужно учитывать и время, на которое пришлось его губернаторство. И все же первый год службы на Могилевщине Клинкенберга был еще относительно спокойным. Он занимался благоустройством и наведением санитарного порядка в городе. Например, при Николае Михайловиче вышло постановление городской думы о том, чтобы каждый домовладелец отвечал за чистоту прилегающих к его жилищу улиц: летом та должна быть подметена к семи часам утра, зимой очищена от снега к восьми. Запрещалось жителям сваливать мусор в овраги, реки. Впрочем, вода в то время в городе была далеко не лучшего качества. Есть сведения, что в ней были даже примеси… навоза. Потому неудивительно, что губернатор, обеспокоенный качеством воды и, соответственно, состоянием здоровья жителей края, назначил особую комиссию, в обязанность которой вменил следить за состоянием воды.

При Николае Михайловиче было завершено строительство железной дороги, о которой ходатайствовали его славные предшественники — Дембовецкий и Зиновьев. 24 декабря 1902 года по железной дороге даже был пущен пробный рейс, а уже 8 марта следующего года состоялось ее официальное открытие.

Зато 1904—1905 годы стали для губернатора неспокойными и даже опасными. Впрочем, это относится и к огромному числу других руководителей по всей стране: народовольцы, перейдя к тактике террора, совершали террористические акты против чиновников и помещиков. 16 августа 1905 года было совершено первое покушение на Николая Михайловича Клинкенберга. 17-летний эсер-террорист Израиль Брильон бросил в проезжавший с губернатором экипаж бомбу. К счастью, она не разорвалась. Зато буквально парой месяцев позже — 29 октября 1905 года — на прием к губернатору явилась некая дама. Как выяснилось, настрой у визитерши был решительный: она трижды выстрелила в Клинкенберга из «браунинга», при этом ранив его в руку и живот. Личность террористки была установлена быстро — ею оказалась дочь богатого помещика Лидия Езерская, явившаяся на прием под девичьей фамилией своей матери баронессы Мейендорф.

После выздоровления Николай Михайлович покинул наш город, но не оставил карьеру чиновника. Он перебрался в Санкт-Петербург, где был назначен сенатором и даже дослужился до чина тайного советника. Одна интересная деталь: именем террористки Езерской, покушавшейся на жизнь могилевского губернатора, в советское время была названа одна из улиц в областном центре, расположенная неподалеку от Дома Советов — здания, где трудится сегодняшняя вертикаль власти.

К сожалению, сведения о последующих губернаторах Могилевщины крайне скудны. Известно, что после Клинкенберга на должность в 1905 году заступил статский советник Дмитрий Федорович фон-Багман — человек с военным образованием, с 1899 по 1905 годы служивший в Витебской губернии. В 1908 году Дмитрий Федорович был назначен тобольским губернатором. А на смену ему пришел генерал Карл Станиславович Нолькен. В свое время он окончил Николаевское инженерное училище и Николаевскую Академию генерального штаба, состоял на военной и гражданской службах. Нолькен был известен своими реакционными взглядами, а также как один из активных союзников Михаила Архангела. В 1910 году на должность могилевского губернатора был назначен действительный статский советник Александр Иванович Пильц, окончивший некогда императорское училище правоведения. Находясь во главе нашего края, Пильц способствовал развитию культуры и печати в Могилевской губернии. После окончания службы в должности губернатора Могилевщины в 1916 году он работал в МВД, позже служил иркутским генерал-губернатором. И, что немаловажно, на всех местах службы он имел исключительно положительные отзывы. В предреволюционное время — с 1916 по 1917 годы — на Могилевщине губернаторствовал действительный статский советник Дмитрий Георгиевич Явлинский. А уж после грянули совсем другие времена, где губернаторов сменили председатели облисполкомов, причем произошло это лишь спустя более двух десятилетий — в 1939 году. Но это уже, как говорится, совсем другая история.

Что же касается первых, «дореволюционных», губернаторов Могилевщины, то, как замечает в своем очерке могилевский краевед Михаил Владимирович Шимукенус, их список (который, в частности, приводили и мы) вполне может быть скорректирован, уточнен и дополнен.

К печати подготовила Наталья Горовцова
«Вечерний Могилев», 2007 год
№ 48(1350), 50(1352), 52(1354), 54(1356), 56(1358), 58(1360), 62(1364), 64(1366), 66(1368)
Все новости

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Объявления Яндекс

Система Orphus